logo

Лучше "свои"?

10.11.2023 14:05
0
3490

Психоаналитик Оксана Покатаева описала основные отличия западной школы психологии от российской

Лучше

Российские и западные психологи. В чем разница и сходство?

2013 год начало этой статьи. Спустя 10 лет.

Статья подготовлена по материалам автора:

Оксана Григорьевна Покатаева - частнопрактикующий психолог, психоаналитик юнгианского толка, коуч первых лиц компаний, Действительный член Общероссийской Профессиональной психотерапевтической Лиги, Официальный преподаватель и супервизор ОППЛ России, Экс-Президент Нижнекамского Психоаналитического общества, Руководитель регионального подразделения ОППЛ, Директор по Счастью ОППЛ, основатель Счастье-терапии, автор Психосоматики организации.

Г. Нижнекамск (Татарстан).

Психолог Оксана ПокатаеваБольше всего мне хочется не сравнивать психологов, а сравнивать психологию как науку в России и за рубежом. Но это более глобальная тема, может быть когда-нибудь и воплотится в жизнь, но пока хочется поговорить о частном. Как говорится: «Слона надо изучать по - маленьку». Говорить буду только о психологах сложившихся, уже имеющих свой опыт как минимум лет 10. По ходу статьи будет понятно, почему.

Вот как я представляю образ российского психолога. Мужчина или женщина, имеющие обязательно профессиональное высшее психологическое образование. Дальше «молодой» (по опыту, а не обязательно по возрасту) психолог решает: буду работать по российской модели или буду работать по западной модели. Решает это бессознательно, т.е. он не осознает своего выбора, потому что российская модель еще не сформулирована. Но так как мы российские люди, то мы где-то внутри понимаем это.

И «молодой» психолог, выбравший российский путь, начинает практику. Как может, как знает, как понимает. На каком-то этапе он осознает – «я это не знаю, мне надо это узнать» (у каждого на это уходит свое время). Начинает узнавать, где его могут этому научить (тренинги, курсы, книги, статьи, дополнительное образование, посвященные разным методам психологии). Ведь мы же знаем, что одно и тоже можно решить разными методами, будь то арт-терапия, гештальтерапия, транзактный анализ, НЛП, психоанализ и т.д. Просто, по какой-то причине, (может быть по стилю личности самого психолога, может быть по другой причине) каждый «молодой» психолог набирает свои инструменты работы (методы, технологии).

Это как, например, человек, который делает ремонт, мастер. Он приходит со своим чемоданчиком, у них у всех что-то там лежит, и не всегда одинаковое. Но он своей головой сначала понимает, что надо делать, просчитывает задачи, методы их решения, потом достает нужный инструмент и работает. А часто достает еще и еще инструмент, в конце работы почти все инструменты у него из чемоданчика выложены на пол. А кто-то из них уже сбегал в магазин или к коллеге за дополнительным инструментом (это как психолог за новыми методами). И вот – работа сделана: мастер собирает все инструменты в свой чемоданчик.

Юнг объединял многие методы и назвал свою психологию аналитической, Эриксон применял утилизацию, Макаров В.В. назвал этот метод мультимодальный, т.е. применяются одним психологом много модальностей, методов, инструментов. Я считаю, мультимодальный метод это и есть российская психология. Российский психолог, как и любой другой российский человек, использует много разных инструментов для решения поставленной задачи.

Западный подход предполагает применение одной модальности, одного метода. Есть у них гештальтисты, психоаналитики, аналитические психологи, арт-терапевты и так далее. Т.е. психолог учится более углубленно одному методу, как бы мастер учился только, извините, дрелить. Мы знаем, что «там» клиенты готовы приходить к специалистам только за одним методом, только на анализ, только на транзактный анализ, только на телеску. Мы много читаем о таких примерах. И не только мы читаем. Читают эти книги и наши клиенты.

И вот наш российский клиент спрашивает: «А вы владеете гипнозом?» Спрашиваем: «А вам зачем это знать?» «Я хочу, чтобы ко мне применили гипноз». «Зачем?» «У меня есть проблема, я прочитал, что её надо решать гипнозом». «А какая проблема?» Начинает рассказывать проблему, и вы понимаете, что решать её можно разными способами, и гипноз здесь не самый эффективный, ну или вы в гипнозе не очень-то продвинулись. И как быть? Вы говорите – «Извините, я не могу вам помочь»? Вряд ли. Вы говорите: «Я могу вам помочь, но другим методом». Клиент либо соглашается, либо нет.

ГипнозНу разве мы должны идти к врачу с диагнозом и способом лечения? Разве мы должны говорить тому мастеру: «В дрель вставьте вот это сверло и сверлите с минимальной скоростью»? Нет, не говорим. Мы надеемся, что мы сказали, что нам надо, а уж мастер сам решит, чем и как это сделать.

Почему же мы отдаем право ставить диагнозы и выбирать методы работы самому клиенту? А кто потом отвечать должен за эту работу? Но я думаю, что многие российские психологи, кто пошел по западному направлению, путают наших клиентов. Именно они навязывают клиенту единственно верное направление, единственно верный метод. Почему «западные» психологи навязывают, а «российские» - нет? Потому что западный подход во всем — это бизнес, это натиск, это отстаивание только своего метода. Российские психологи, выбравшие «западный» подход, действуют еще более жестче, даже циничнее. Они навязывают свой подход, и критикуют чужие подходы.

Лично мой подход такой – пришел клиент ко мне с какой-то целью: либо решить проблему, либо развиваться. Подхожу я ему как личность, нравится мне клиент, вот и хорошо, сработаемся. А уж какими методами я буду с ним работать, это мое дело, я сама свои инструменты положила в свой чемоданчик, сама ими и пользуюсь, постоянно пополняя, обновляя. Конечно, у меня есть свои предпочтения. На каждом этапе профессионального роста – свои. На этом этапе – аналитическая психология. Чем она мне нравится? Тем, что охватывает все те методы, которыми я увлекалась раньше. Это, как если бы я пользовалась отверткой, сверлом, а потом появился перфоратор, и несколько инструментов можно заменить уже им, но функции выполняются те же.

Юнг, я думаю, схитрил. Он тоже был приверженец разных методов и потому их всех использовал, но, чтобы как-то зафиксировать свою психологию, назвал её аналитической. Хотя он очень конкретно сказал Марии Луизе-фон Франц, когда она ему дала почитать свою книгу об юнгианской психологии, что его психология – это его психология, а её психология – это её психология. Он занимался не только анализом, но и синтезом. Но в историю вошло только краткое название. Поэтому российская психология – это личная психология каждого психолога: моя психология у меня.

Конечно, психологии нужны гении, которые открыли разные методы и продолжают открывать. Это те люди, которые зациклены на своем методе, но это зацикливание совершенствует их метод. Потом мы учимся этому методу. Но не для того, чтобы стать только психоаналитиком, гештальтистом, символдрамматистом (как сверлитель, долбитель, шурупозаворачиватель). А для того, чтобы положить в наш чемоданчик еще один полезный и интересный для нас инструмент.

Почему же такое разделение, в России и на Западе? Там во всех областях принято приглашать узкого специалиста, у нас же такой необходимости нет (или нет такой привычки). Мы хотим иметь дело с профессионалом в своем деле, чтобы он знал много методов и способов решения нашей проблемы или задачи. Это почти во всех областях жизни. Я не могу вспомнить, где бы у нас нужно было по-другому.

В статье «Почему россияне мало улыбаются?», где Кравченко С.А. рассказывает о том, что даже улыбка россиянина и западного человека, и восточного, отличаются. Мы разные. И то, что подходит западному человеку, не подходит российскому. Когда мы учимся у западных коллег, мы должны брать у них навыки, знания. Но не сам подход к профессии, к клиенту.

Улыбки Вспоминается конференция, где выступал западный коллега. Он почему-то ходил босиком. Тоже непривычно. Мы бы приняли это у восточного человека, у йога, но не западного психолога. А он так ходит. Значит, западный подход тоже подвергается изменению, переосмыслению, значит, не всё там так стабильно, как хотелось.

Поэтому я думаю, пришло время провозгласить имидж российской психологической помощи, чтобы наши клиенты не бегали и не искали представителя той или иной модальности, а искали себе нужного психолога, подходящего им по профессионализму, по стилю личности, по стилю общения, по социальному статусу. Для этого нам самим следует сформировать имидж российской психологии и российского психолога. Может даже сначала сделать опрос о том, какой представляется нашим клиентам российская психология и российский психолог. Затем создать имидж того, что мы хотим и разработать шаги для достижения этой цели. Пусть это тоже западный подход, но мы можем им пользоваться для создания образа российской психологии.

Возвращаясь к началу статьи, можно постараться вывести: так психология — это наука или ремесло? Это и наука, и ремесло! Когда мы исследуем идеи коллег-психологов, мы занимаемся наукой. Когда мы применяем эти идеи, это ремесло. Когда находим новые идеи, соединяя или изменяя известные, или создаем свои собственные, это опять наука. Когда применяем их, опять ремесло.

Психолог – это мастер, он и ученый, и ремесленник!

Р.С. Дописала в 2023 году. Итак, российская психология создает миф о себе. Мой Учитель Рифкат Рифович Гатупов говорил: если сам не создашь о себе миф, о тебе его создадут, понравится ли он тебе?

И вот по истечении 10 лет со дня написания этой статьи, смотрим какой образ у российской психологии. Пока не радостный и не привлекательный. Тогда пошли всё же не по своему Пути, да и сейчас многие отечественные психологи так и не поняли причину упадка: потерян предмет психологии – Душа.

ОППЛ 25 летЯ спрашивала много психологов, и ученых, и практиков, многие из них не принимают во внимание Душу Человека. При этом многие клиенты делают запросы на понимание задач своей Души, на понимание свой Миссии (предназначения). А коллеги называют это эзотерикой. И вслед за ними называют так и клиенты, и журналисты.

Тогда что они изучают? Мышление, память, внимание? Решение проблем на уровнях, не доходящих до ценностей, убеждений, идентичности и духовного уровня? Как мы знаем из НЛП: решение на более низких нейрологических уровнях (окружение, поведение, способности) не всегда приводят к стойкому изменению на более высоких уровнях. А вот изменения на высоких уровнях (ценности/убеждения, идентичность, духовный уровень) всегда приводит к изменениям на всех уровнях.

И вот так и проявляет себя закон потребителя: по кругу на низких уровнях решать проблемы, не меняя человека и не способствуя этим изменениям. Помните: «Помогите мне измениться, не изменяя меня». Ну раз клиент хочет, по его запросу?

Я в честь 25-летия ОППЛ, которую люблю как свою семью, желаю нам всем, специалистам помогающих профессий, вспомнить наш исконный предмет изучения – Душу Человека и помогать гармонично совершенствоваться Человеку на всех уровнях: духовном, личностном, профессиональном, материальном. Но Душу, ее потребности ставить выше всех остальных. Это я желаю и Лиге, как организации – живому организму, и каждому члену Лиги и всем людям на Земле.

По Вселенскому Закону – Закону Свободной Воли, каждый выбирает сам. Помните сказку: прямо пойдешь – женатым быть, налево пойдешь – убитым быть, направо пойдешь – судьбу свою найдешь. Каждый сам делает выбор.